На главную
  Рецензии  

Даниил Хармс

15.01.2006
К столетию любимого писателя.

Тридцатого декабря 1905 года родился Даниил Иванович Ювачёв. Позже ему было суждено под фамилией Хармс стать гением абсурда русской литературы. Удивительно: его детские произведения имели большой успех, хотя взрослые вещи были вынуждены лежать в столе без надежды на их публикацию.

Никто не отрицает талантов этого писателя. Интеллигентный, образованный (он не получил ни одного диплома, хотя в совершенстве знал английский и немецкий языки), свободный, он продолжил литературные традиции Гоголя, Салтыкова-Щедрина, открыв при этом новый литературное направление. Его труды должны были издаваться большими тиражами, что оказывалось невозможным в период «коммунистического диктата» 20-ых — 30-ых годах двадцатого века. В его произведениях нет привычных героев, а есть знаки, которые наделены своим психологическим характером.

«Шли ступеньки мимо кваса…»

Ценность Хармса как писателя заключалась в умении находить смешное в  грустном, а грустное — в смешном. Он превращал слово в ублюдка. Сам псевдоним Хармс (фр. «charm» — обаяние, англ. «harm» — вред) указывал на амбивалентность его внутреннего мира: то он весёлый и обращён к игре, то он мнимый к друзьям, не веря в серьёзность и чувств к собственной персоне.

«Как-то бабушка махнула
и тотчас же паровоз
детям подал и сказал:
пейте кашу и сундук…»

«Нелогичность», «нереальность» — слова, которые полностью отражают творчество Хармса. Цензоры, писавшие в те времена в жанре «донос», связывали фамилию писателя с понятиями «сумбур», «цинизм», «бессмысленность», «контрреволюционность». Критики называли произведения Хармса «непонятным бредом». Как итог: Хармса перестали печатать. Его конфликт с государством стал причиной ареста писателя в 1931 году.

С середины тридцатых годов в творениях Хармса появляются черты присущие тогдашней советской власти: обезличивание человека («Случаи»), ошибочные обвинения («Старуха»), бессилие людей, полная безнадёжность (любой рассказ после «Старухи»). Юмор в произведениях меняется от ироничного до чёрного.

Басня

Один человек небольшого роста сказал: «Я согласен на всё, только бы быть капельку повыше». Только он это сказал, как смотрит — перед ним волшебница. А человек небольшого роста стоит и от страха ничего сказать не может. «Ну?» — говорит волшебница. А человек небольшого роста стоит и молчит. Волшебница исчезла. Тут человек небольшого роста начал плакать и кусать себе ногти. Сначала на  руках ногти сгрыз, а потом на ногах.

Читатель, вдумайся в эту басню, и тебе станет не по себе.

Хармс является организатором таких кружков как «ОБЭРИУ», «Чинари», «Кружок малограмотных учёных». Последний кружок был самым настоящим ленинградским андеграундом, из которого потом вышли В. Цой, Б. Гребенщиков, Ю. Шевчук, М. Науменко. Талантливый писатель, поэт, драматург, киносценарист не имел выбора в своей жизни. Он не смог избавиться от преследования властей при жизни. После смерти Хармса всем стала выгодна мысль о помешательстве писателя.

Сейчас Хармс жив. Его постоянно упоминают, когда речь заходит об интеллегентной абсурдности и стопроцентном позитиве. Человек впервые прочитав Хармса, не может не дать книгу своему другу. По Хармсу ставят спектакли, тем самым навсегда его реабелитировав в сознании советского читателя.

Вот, собственно, и всё.

Вдогонку:

Другие рецензии

  Гостевая Контакты Файлы Ссылки Разное О сайте Дневник Карта сайта  
 
2002 — 2017, AlexHempDesign.